2. Маленькие лужицы

washing

Мэри наказали за утренний погром в кухне. Она сидела взаперти в ванной комнате и жалобно скулила, просясь на волю.

Мама готовила блюда для гостей на день рождения. Она закрыла дверь на кухню якобы, чтобы не распространялся запах  жареного лука. Костя обиделся и не выходил из своей комнаты. Пришлось папе каждые полчаса заходить в ванную, чтобы успокоить собаку и вытирать за ней лужицы.

Прежде чем зайти в ванную комнату, папа несколько минут стоял у двери и собирался с духом. Затем он быстрым движением открывал дверь и впрыгивал в ванную комнату. Там он озирался по сторонам, словно маленькая собачка может на него напасть из любого угла. Но Мэри сидела посередине комнаты. Она радостно подбегала к папе и цеплялась за штанины его брюк. Папа высоко подпрыгивал и отталкивал ногой собачку.

Прыгая, папа набирал воду в ведро и вытирал лужицы. Папа не был акробатом и не умел работать на высоких подскоках. Поэтому он ронял мокрую тряпку. Раза два он попадал ногой в ведро и разливал воду. Получались большие лужицы, словно в квартире появился слон, а не маленькая собачка. Папа тихо ругался и снова вытирал лужи.

А маленькая Мэри плавала в воде и хотела облизать папины руки. Папа отталкивал ее, но иногда путал с мокрой тряпкой и пытался выжать воду из собачки. Тогда Мэри кусалась и царапалась, и папа ругался, что они завели ежа. Он разжимал руки, но собака не хотела падать в ведро и, цепляясь, когтями, ползла по папиным рука вверх. Папа кричал, с кусочками кожи отрывал от себя собаку и сажал ее в раковину. И он снова вытирал пол.

Мэри не хотела сидеть в раковине. И как только приближалась папина спина, она вспрыгивала на нее, как опытный наездник. Папа брыкался, как жеребец, и махал руками, как павиан. Но ванная комната была тесной для его длинных конечностей, и папа каждый раз больно ударялся  о стиральную машину или раковину. Пару раз он попадал головой в бельевую корзину и зубами вытаскивал оттуда грязное белье.

Наверное, Мэри много раз до этого ездила на чужой спине. Она крепко держалась когтями за папу и не падала. Тогда папа начинал хлопать себя мокрой тряпкой по спине. Но собака через горловину залазила под его футболку и, придерживаясь когтями, сползала вниз. Папа кричал,  тряс плечами и высоко подкидывал ноги. Пока папа танцевал в луже воды, собака успевала спрятаться под табурет. Оттуда она молча наблюдала, как папа, ругаясь, вытирает пол.

Через полчаса папа выходил из ванной комнаты и бежал на кухню залечивать раны.  На лбу у него уже была огромная шишка, полученная утром при падении со стула. Шишка была залеплена пластырем крест на крест. Дома не оказалось прозрачного мирамистина, и пришлось царапины мазать зеленкой. Поэтому папины руки и спина были покрыты зелеными полосками. Даже на щеках и носу у него было несколько зеленых пятнышек. Все-таки папа не умел мыть маленьких собак, и Мэри исцарапала его везде, где могла достать.

Пока папа залечивал раны, собачка успевала сделать новую лужицу. И она снова жалобно скулила  в ванной комнате. Ведь ей только три месяца, и ей нужны забота и внимание. Папа обреченно смотрел на маму, но та делала вид, что очень занята с готовкой праздничных блюд. И папа снова собирался с духом, и снова шел в ванную комнату.

Там ждала его маленькая Мэри, но опытная наездница на больших папах. Укрощение папы продолжалось с утра до обеда.

Астра Гранина

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

facebook twitter